История
История
Написал Илья 13 558

Реалити-шоу XVII века. История и этикет Версальского двора, часть 1


Юному королю Людовику XIV было 12 лет, когда вместе с матерью Анной Австрийской и ее любовником (по совместительству, первым министром королевства) кардиналом Мазарини, ему пришлось бежать из Парижа, охваченного пламенем разгоревшейся Фронды. Масштабный вооруженный мятеж был организован французской высшей аристократией, недовольной концентрацией власти в руках кардинала-иноземца. Через стекло кареты, маленький король увидел все: пожары, грабежи, убийства. В опасности была не только его власть, которую окруженный опекой кардинала король не особенно ощущал, но и собственная жизнь, и это чувство – животный ужас от собственного бессилия, король запомнил навсегда. Эти воспоминания будут преследовать его всю оставшуюся жизнь.

Мазарини на смертном одре

Мазарини на смертном одре

Хотя Людовик и не желал этого признавать, в глубине души Мазарини был для него как отец. Фактически, итальянец был у руля правления страной столько, сколько король себя помнил. И во многом, именно по этой причине, его не особенно раздражало всесилие Мазарини, тем более, что умный кардинал всегда проявлял подчеркнутое уважение к царствующему, но еще не правящему королю. Другой причиной была свойственная и королю и кардиналу лютая ненависть к высшей французской аристократии – воспоминания о бессонной Парижской ночи 1650 года. Умер Мазарини тоже вовремя – он всегда все делал вовремя – аккурат к грядущему 23-летию Людовика. Умирая, он заперся с королем в своей спальне, они разговаривали о чем то весь вечер и ночь. Утром король ушел, а спустя несколько часов Мазарини впал в беспамятство и умер.

Людовик XIV и Кольбер

Людовик XIV и Кольбер

Дальнейший ход событий показывает, что предсмертный разговор монарха с первым министром не был пустым трёпом о былых временах – молодой король, ранее проводивший все время на бесконечных балах и охотах, за короткий срок и с железной последовательностью провел ряд мероприятий, приведших к сосредоточению всей полноты власти в руках монарха. Сперва, на заседании государственного совета, Людовик отказался назначать нового первого министра, объявив, что все решения теперь будет принимать сам, равно как и самолично подписывать все документы, даже самые незначительные. Власть министров отныне свелась лишь к советам королю, и то, только в том случае, если он их специально об этом просил.

Дворец Во-ле-Виконт, свидетельство богатства министра Фуке

Дворец Во-ле-Виконт, свидетельство богатства министра Фуке

Далее, Людовик решил вопрос с самым могущественным (и самым наглым) из своих министров, суперинтендантом финансов Николя Фуке, уже воображавшего себя новым повелителем Франции. Назначив ему в помощники свою креатуру, Жан-Батиста Кольбера (ранее, бывшего главным управляющим имениями Мазарини), король собрал убойную дозу компромата на министра финансов и организовал его арест, между прочим, проведенный капитаном мушкетеров Д`Артаньяном. Отправив Фуке в тюрьму и конфисковав его имущество, король стал первым, за долгое время, подлинным самодержцем Франции. И перешел к заключительному этапу сосредоточения власти в своих руках – ее укреплению. Король, теперь располагавший и властью, и деньгами, должен был показать вечно мятежной французской аристократии (а заодно, и всем своим соперникам – монархам Испании, Англии и Австрии) что он не простой смертный, и даже не просто король – он бесконечно выше, могущественнее. Он – Король-Солнце.

Конец первой части.
Продолжение.

    Понравилась статья? Поделись ей в социальной сети.


Посмотреть комментарии к записи
В настоящее время нет комментариев.